Машиностроитель

Выпуск №44 | 19.11.2021
19.11.2021
Версия для печати

Если мы не победим вирус, он победит нас

Страна продолжает обновлять антирекорды по смертности от COVID-19. Вводятся новые противоэпидемиологические меры, открываются дополнительные пункты вакцинации. К сожалению, многие из нас недооценивают серьезности ситуации. Сегодня мы публикуем рассказы заводчан, которые сами побывали в больницах в качестве пациентов с диагнозом COVID-19.

 «С температурой 41,4  в палате я казалась самой здоровой».

Елена, 38 лет:

– У нас на предприятии полным ходом шла прививочная кампания. Пока я думала, прививаться или нет, заболела коронавирусом. Он протекал в легкой форме. Я сидела дома, принимала лекарства и считала, что не болею, а отдыхаю.  Повторный результат теста на ковид пришел отрицательный, дело шло к закрытию больничного, а у меня вдруг резко начала подниматься температура. Когда столбик термометра остановился на отметке 41.4, я вызвала скорую. Перед приездом медиков попыталась встать и потеряла сознание. Приехавший на вызов врач, осмотрев меня, сказал: «Если хочешь жить, поезжай в больницу».

Выяснилось, что у меня осложнение после перенесенного коронавируса – пневмония. В палате нас оказалось шесть человек. Все – тяжелые. Со своей температурой 41 я казалось самой здоровой. Женщины постоянно кашляли, даже по телефону с родственниками было не поговорить, ничего не слышно. Никогда не забуду этот характерный булькающий кашель, его ни с чем не спутаешь. Ходили, держась за стенку, до туалета и обратно. Видно, что очень слабые, и каждый шаг для них – мучение.

Лечили меня интенсивно:  я была исколота, как решето. Врачи медленно, но верно поднимали меня на ноги. В это время дома у мужа подтвердился ковид. С высокой температурой он был вынужден несколько дней находиться в квартире с двумя детьми. Свекровь приносила продукты и ставила под дверь. Боялись ее заразить, у нее и так слабое здоровье, и ковид бы ее добил. У сына так прошел день рождения. Ребенок ждал праздника, в итоге просидел в квартире с больным отцом.

После выздоровления мы поехали в отпуск в Абхазию. Восстанавливали здоровье, много гуляли, дышали горным воздухом. В такие передряги попадать никому не желаю. Берегите себя!

Стопроцентное поражение легких

Ольга, 46 лет и Андрей, 53 года:

– Мой муж Андрей работает на Уралвагонзаводе.  Он контактировал с человеком, который вскоре заболел ковидом. Первые дни он был в напряжении, прислушивался к своему организму, но никаких проявлений болезни не было. Потом у него поднялась температура: мы посчитали по датам, получилось на 13-й день после контакта с больным. Не исключено, что мог заразиться где угодно, в том же магазине или общественном транспорте...  Но вышло как вышло...

Сразу вызвал врача из районной поликлиники. Там, предупредив, что вызовов очень много, сказали: «Ждите». Начал принимать антивирусный препарат, витамины и жаропонижающее. Прошло три дня. Состояние стремительно ухудшалось – высокая температура, одышка, а врач всё не шел. Я работаю сутками по графику, и когда после смены вернулась домой, муж был буквально серого цвета. Вызвала скорую. Мне ответили, что наш вызов сороковой по счету и ждать придется долго. За это время я сбегала в аптеку и купила прибор для измерения сатурации. Показатель был критическим. Снова позвонила в скорую, объяснила ситуацию. Диспетчер пообещала подвинуть вызов. Муж реально задыхался, мне было страшно. Пытался дышать у открытого окна, но было лето, и жаркий воздух не спасал. Скорая приехала через два часа. Медики действовали четко и слаженно. Сказали, что необходима госпитализация. 

В приемном покое ЦГБ № 1, куда Андрея доставили, было очень много народу. Стал ждать своей очереди, прислонившись к стене. Врачи, оценив его состояние, принесли ему кислородную маску для дыхания. Так с кислородной маской он просидел там несколько часов. Затем его еще раз осмотрел врач, ему сделали КТ легких и определили в палату.

Компьютерная томография показала, что у него стопроцентное поражение легких. И положительный тест на ковид. Об этом мне сказал его лечащий врач по телефону. Когда я это услышала, у меня буквально земля ушла из-под ног.

– У него есть шанс или нет? – единственное, что я смогла тогда вымолвить.

– Не нужно так говорить, – оборвал меня врач. – Шанс есть всегда.

В палате, где лежал Андрей, было шесть человек. Он лежал с кислородной маской, был на связи, говорил, что ему назначили уколы, лекарства. Я боялась, что его положат под ИВЛ и потом он самостоятельно «не раздышится». Но он дышал сам, а врачи делали всё, что могли.

За время трехдневных выходных до следующей суточной смены я тоже заболела. Подтвердился ковид, я лечилась дома, а он балансировал на грани жизни и смерти. У меня язык не повернулся сказать ему, что его легкие поражены на сто процентов. Меня уже выписали, а он всё еще находился в больнице, маленькими шажками начиная двигаться к выздоровлению. Домой его отправили через месяц, больничный продлили. К этому времени мы купили домой кислородный концентратор, и он продолжал им пользоваться. Затем он прошел курс реабилитации в специализированном центре на базе санатория «Руш». Теперь уже всё позади. Он практически вернулся с того света благодаря профессионализму врачей и по праву может праздновать свой второй день рождения. Какие будут последствия после перенесенного заболевания, еще неизвестно.

Недавно Андрей дома достал свои снимки из больницы, принялся зачем-то их разглядывать. И знаете, там невооруженным глазом видно, что они полностью поражены. Я промолчала, а он всё понял.

Кстати, наша дочь и ее муж тоже один за другим недавно переболели коронавирусом. Обошлось всё легкой формой, думаю, из-за того что были привиты. Да и помоложе.

Выводы мы для себя сделали. Испытав на себе коварство вируса, увидев переполненные больницы и на износ работающих медиков, которые борются за наши жизни, я понимаю, что без полного соблюдения ограничений и массовой вакцинации ковид не победить. А если мы не победим вирус, он победит нас.  

Алена Турушева