АО «Научно-производственная корпорация „Уралвагонзавод“»

http://uvz.ru/presscenter/paper/2070
08.05.2019 00:00:00

Идут года. Осталась далеко война

В прошлом – фронтовик, военнопленный. В мирные годы Иван Вдовенко освоил в цехе вагонных тележек порядка десяти профессий и проработал в 380-м более полувека. Начинал стропальщиком, трудился на обработке осей, запрессовке колес. Затем стал мастером, начальником участка, дошел до начальника смены. Юношеская закалка помогла ему пережить суровые военные и трудные послевоенные годы.

– Родом я из Курской области, – рассказывает Иван Петрович. – Семья у нас была большая, деревушка маленькая. Я с детства познал голод, трудности и лишения. В марте 1941 года был призван в полковую школу в город Измаил. Меня взяли связным, еще был запевалой. В начале Великой Отечественной войны мы попали на Украине в окружение – немцы замкнули кольцо на 700 км. Тогда немецкое командование дало указание: всех украинцев отпустить по домам. И нам устроили некий «экзамен»: поставили стол, положили на него домашнюю утварь и спрашивали, как эти предметы называются. Топор по-украински «сокира», ухват – «рогач», лестница – «драбина», спички – «сірники». Нужно было отвечать точно и без запинки. Мне помогла одна девушка: она на бумажке написала эти слова, а я их прочитал. Она немцам передала, что я хорошо ответил, меня и отпустили.

Впереди Ивана Вдовенко ждали новые испытания. Однажды ночью в деревеньке прошла облава, всех задержанных угнали в Германию. Оттуда им удалось бежать во время очередной бомбежки, но наткнулись на полицаев и вновь оказались в плену в Западной Германии, в городе Эссене.

– Там недалеко был шахтерский город Бохум. Когда бомбить стали, немцы в шахты спустились, а мы остались наверху, – вспоминает ветеран. – Куда идти, не знали. Пошли по полю, видим – танки. Думали, наши, а оказалось, американские. Союзники предлагали нам переправиться в США через Гибралтар, мы отказались. Когда же состоялась легендарная встреча на Эльбе, американцы передали нас советским войскам. После победы я еще целый год служил в Потсдаме. Тогда тех, кто был в возрасте, отправили на родину, а молодых задерживали. Обучили нас на шоферов, и мы вывозили в ящиках трофейное оборудование. Демобилизовался я только в 1946-м.

Иван Вдовенко прошел всю войну. На вопрос, что было самым страшным, отвечает однозначно: «Пытки».

– У меня палачом немец был, он бил с опаской, с жалостью, ему начальство даже выговор сделало: «Почему жалеешь?» – вспоминает Иван Петрович. – На что тот ответил: «У меня сын солдат, он в СССР в плену, их хорошо кормят, одевают, и охрана не издевается». А моего командира взяли после меня на пытки и… не вернули. Не выдержало сердце. Над ним издевался не немец, а соотечественник. Все предатели трусливы и поэтому более жестоки. У нас в концлагере был такой гад, который «стучал» на всех. Это не только в книгах и кино, но и в жизни коммунистов выдавали немцам их беспартийные сослуживцы. Разных людей я встречал на своем жизненном пути, но сам всегда старался оставаться человеком.

Марина Карачева