21.12.2021
Версия для печати

Приумножать силу армии новой бронетехникой

80 лет назад в его цехах после эвакуации производства на Урал был начат выпуск танков Т-34. С того времени Уралвагонзавод – одно из главных предприятий ОПК, обеспечивающих Вооружённые Силы России самой современной военной техникой. О задачах, стоящих перед холдингом, инновационных разработках в интересах Минобороны РФ, продуктивном сотрудничестве с научными ротами технополиса ЭРА и о многом другом рассказывает генеральный директор АО «Концерн «Уралвагонзавод» Александр ПОТАПОВ.

– Александр Валерьевич, в чём сегодня заключаются основные направления деятельности возглавляемого вами концерна?

– Главная задача нашего холдинга в целом – это выполнение гособоронзаказа. Решается она по нескольким направлениям. Прежде всего, мы поддерживаем в исправности ту технику, которая была произведена ранее: решаем вопросы, связанные с ремонтом и модернизацией действующей техники, приданием ей новых качеств. Мы занимаемся и созданием новых систем, узлов, повышающих боевую мощь.

Наравне с этим другой вектор деятельности – производство современной техники, которая принята на вооружение и является боевой основой Сухопутных войск.

Для нас в приоритете также разработка и создание новых образцов вооружения. В частности, для Сухопутных войск мы разрабатываем тематику, связанную с артиллерийской, бронетанковой составляющими. В этом ключе проводятся опытно-конструкторские работы, которые направлены на внешние вызовы, с которыми мы сталкиваемся. Мы смотрим не только на ближайшую, но и дальнюю перспективу, чтобы не отставать и даже превосходить потенциального противника.

– Какие новые образцы вооружения в ближайшем будущем будут поставляться Уралвагонзаводом в Вооружённые Силы? На каком этапе находятся эти разработки?

– После успешных государственных испытаний начали поставлять новый танк Т-90М «Прорыв». По сути, это не модернизация, а совершенно новый танк. Надеемся, в новой программе вооружения он найдёт своё место, и уже сегодня мы можем с уверенностью говорить, что у него серьёзный экспортный потенциал.

Нельзя не упомянуть и другой принципиально новый танк Т-14 «Армата» – в следующем году завершатся его государственные испытания. Сейчас мы обеспечиваем производство опытной партии для Министерства обороны. После опытной эксплуатации решение будет окончательно принято, и чётко определятся роль и место этой боевой единицы.

Я благодарен руководству Министерства обороны, которое в непростое время дало возможность проводить такие ОКР, которые позволили двигаться дальше и не останавливаться только на модернизации.

– COVID-19 стал вызовом для всего мира. Сказалась ли сложная санитарно-эпидемиологическая обстановка на темпах проведения опытно-конструкторских работ, серийном производстве?

– Вызов новый, всеобъемлющий. Он затрагивал не только головные заводы, которые обеспечивают производство, сборку и поставку в Вооружённые Силы, но и большое количество предприятий-кооператоров, которые находятся по всей России. Где-то всплески пандемии были более серьёзные, где-то менее. Неравномерное распределение очагов неравномерно влияло и на нашу кооперацию.

В связи с пандемией нами были приняты соответствующие управленческие решения, и мы не останавливали работу ни на один день. Разве что мы приостановили работу по гражданской тематике, но по гособоронзаказу работали каждый день. Организовали непрерывный мониторинг, исключая риски заболеваемости.

Сложно было соблюдать дистанцию 1,5 метра – при сборке танка это значительно бы затягивало технологический цикл монтажа. Соответственно, мы постарались нивелировать такие коллизии. Обеспечили закупку нового оборудования для измерения температуры работников, организовали регулярную санитарную обработку помещений. Мы не можем уйти на удалёнку и собирать танки, сидя дома.

Для нас такая проблема, как COVID-19, не являлась доминантой. За всю историю мы никогда не боялись трудностей и сейчас будем работать, все вызовы воспринимая чётко и уверенно.

– Как на Уралвагонзаводе организуется техническое обслуживание техники, стоящей на вооружении? Какие новые подходы используются в работе с новыми образцами?

– Для нас было и остаётся важным поддержание технической готовности вооружения. Обеспечивается оно выездными промышленными бригадами. Не так давно было принято решение о передаче ремонтных заводов Минобороны в промышленность, после чего ряд ремонтных заводов появился и в нашем холдинге. Это позволило проводить техническое обслуживание уже эксплуатируемой техники в наибольших объёмах.

Что касается новых, перспективных образцов вооружения и военной техники, то важно рассматривать весь цикл – от разработки и производства до эксплуатации и последующей утилизации. Эти моменты учитываются, и на сегодняшний день уже при формировании документации мы планируем обеспечение изделия на период до окончания срока службы.
Эти две составляющие являются для нас ключевыми и важными, и здесь мы с Министерством обороны находимся в полном взаимодействии.

– Как цифровизация и научно-технический прогресс повлияли на работу концерна за последнее время?

– В этой связи нужно сказать о технологическом прорыве, новых стратегических материалах. Существуют определённые заделы с точки зрения максимального гарантирования безопасности для жизни военнослужащего.

Для нас все технологические инновации являются вызовами в конструкции и применении новых материалов. Задачи, которые ставятся перед нами Министерством обороны России, а также решаемые в рамках инициативных разработок, связаны с вопросами роботизации и искусственного интеллекта. Работы в этом ключе у нас ведутся активно, и Министерство обороны на них обращает особое внимание. Мы проводим соответствующие научно-технические советы, обсуждаем, смотрим текущее состояние перспективных ОКР.

Что касается цифровизации, то это, на мой взгляд, уже в порядке вещей. Всё должно перейти в цифру – от проектирования до, условно говоря, обслуживания.

У наших коллег, к примеру, уже имеются наработки, благодаря которым мы в цифре понимаем, какая деталь, узел будут требовать замены и когда, исходя из времени эксплуатации и других параметров. Благодаря этому мы можем формировать план производства комплектующих, чтобы обеспечить техническую готовность и опосредованно говорить о жизненном цикле того или иного изделия. Таким образом, цифра нам очень может помочь.

Новые стратегические материалы – это тоже очень важное направление. К примеру, снизить весовые характеристики, изменить манёвренность техники, но при этом сохранить прочностные характеристики – это очень важные и интересные задачи.

– Возможно ли в скором будущем получить робот-танк или полностью автоматизированную бронетехнику? Ведутся ли разработки в этом направлении?

– Фактически это уже сделано. Переход к цифре, по сути, является определённым заделом и возможностью на следующем этапе перейти к роботизации и автоматизации. Задача снижения количества членов экипажа всегда стояла, но здесь должна быть разумность, которая определяется боевыми действиями и будет соответствовать требованиям Минобороны. Автоматизированное управление техникой – это, я считаю, уже ближайшее будущее, и такие наработки мы уже демонстрировали военному ведомству.

– Как проблема импортозамещения за последние годы повлияла на ОКР и производство продукции? Что вам удалось предпринять для достижения технологической независимости?

– Мы очень далеко в этом смысле продвинулись. Мы максимально быстро ушли от зависимости от комплектаторов и коопераций по линии Украины – это было сделано фактически в течение года. На сегодняшний день порядка 95 процентов составляющих нашей продукции – российского производства. Оставшиеся проценты приходятся в основном на электронно-компонентную базу. При этом у нас есть возможность закупки этих компонентов у дружественных государств и создать страховые запасы. Это вполне нормальная реакция на вызовы внешнего мира, дающая возможность производства в рамках Государственной программы вооружения. Хочу отметить, что санкционная политика зарубежных государств, наоборот, стимулировала работу наших конструкторов, технологов, стимулировала нашу инженерную мысль. Требуется быть максимально независимыми в части техники, разрабатываемой непосредственно концерном «Уралвагонзавод», и я считаю, что эта задача фактически уже решена.

– Хотелось бы услышать ваше мнение и относительно инициативы Минобороны России о создании научных и научно-производственных рот на базе Военного технополиса ЭРА.

– Вопрос о формировании научных и научно-производственных рот был поднят Министерством обороны и поддержан Министерством промышленности и торговли. Я считаю, что это абсолютно правильное решение, и сотрудничество с технополисом приносит большую пользу. Мы периодически проводим научно-технические советы, совещания с участием руководства Министерства обороны, Министерства промышленности, Коллегии ВПК. Молодые, талантливые ребята проходят военную службу в армии, при этом наращивают свой потенциал, развивают интеллект в привязке к жизни в армейских условиях, с пониманием задач, которые стоят перед Вооружёнными Силами, с пониманием научно-технического задела. В технополисе они только усиливают свою компетенцию. Эти ребята – золотые зёрна, которые нужно проращивать: тогда они будут давать очень хорошие плоды. Иными словами, технополис ЭРА стал прекрасным полем для выращивания одарённых молодых специалистов.

– Осуществляет ли ваш концерн непосредственное взаимодействие с технополисом?

– Безусловно. Я сделаю акцент на наших конструкторских бюро: это Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения, основной разработчик БТВТ, и нижегородское предприятие «Буревестник», занимающееся артиллерией, миномётной техникой. У технополиса всегда имеется множество свежих разработок, выполненных молодыми людьми. С ними мы часто находим точки пересечения, соприкосновения и развития. Между нами идёт непрерывный диалог и обмен мнениями.

– Каково соотношение на Уралвагонзаводе военной и гражданской продукции на сегодняшний день? Как решаемые вопросы диверсификации влияют на конкурентоспособность компании на внешнем и внутреннем рынках?

– Уралвагонзавод изначально выпускал большое количество вагонов и подвижных составов. На тот момент у него было 100 процентов гражданской продукции.

Если сегодня брать непосредственно Уралвагонзавод, то соотношение колеблется в пределах 40 процентов гражданской продукции на 60 процентов военной. Однако эти цифры варьируются в зависимости от предприятия и в меньшей степени касаются разработчиков. Перед нами Президентом России ставилась задача к 2025 году иметь 30 процентов гражданской продукции, а к 2030-му – 50 на 50. В достижении этих цифр на сегодняшний день большую долю вносит Уралвагонзавод, а именно подвижной железнодорожный состав, который мы выпускаем.

Сейчас мы занимаемся диверсификацией и в части разработок. Рождаются совершенно новые проекты. Среди них, например, направление по обороту твёрдых бытовых отходов, в котором мы видим большую перспективу и полезность. Мы начали производить ретротрамваи, проводя локализацию внутри своего холдинга. В этом случае компетенция наших предприятий позволяет выпускать, к примеру, электродвигатели, которые ранее приходилось закупать.

Всё это увеличивает насыщенность нашей корпорации внутренними заказами по выпуску гражданской продукции. Что касается внешнего рынка, то тут есть определённые сложности. И самая главная – это санкции, и с ними приходится считаться.

Для внешнего гражданского рынка мы, в частности, пытаемся развивать на уровне своих компетенций зарубежные наработки: например бульдозеры и дорожно-строительную технику. Также мы активно развиваем производство танк-контейнеров для сжиженного природного газа. Это очень перспективная тематика, на данном этапе мы прошли все сертификации и в скором времени будем продвигать продукцию на рынки. Поскольку растёт доля контейнерных перевозок железнодорожным транспортом, мы занимаемся сертификацией сухих 40-футовых контейнеров, начали производство 40-футовых рефконтейнеров, проводили переговоры по этой теме с крупными транспортными компаниями.

– Что вы думаете о перспективах государственно-частного партнёрства в ОПК? Насколько оно эффективно и взаимовыгодно?

– Приватизация 90-х годов позволила большому количеству предприятий, особенно производящих продукцию для Сухопутных войск, существовать в частной форме собственности. Вектор развития у них был разный. Кто-то завершал банкротством, а кто-то развивался.

Мне лично отрадно и приятно, например, что тульские предприятия, которые были частными, сохранили и приумножили потенциал. Их вхождение в государственные структуры – хороший пример частно-государственного партнёрства. Другой пример – такая структура, как Курганмашзавод. Он проходил достаточно сложное становление в конце 1990-х – начале 2000-х годов как частное предприятие, будучи, по сути, единственным производителем и разработчиком БМП, но в настоящее время начинает восстанавливаться благодаря вхождению в Ростех. Объединение государственного и частного – наиболее устойчивая конструкция в современных условиях, но во многом зависит от человеческого фактора. А в остальном законодательные акты и нормативные документы создают все предпосылки для нормального развития.

– В 1990-е годы остро встала проблема новых кадров в сфере промышленности. Удалось ли на сегодняшний день решить вопросы нехватки высококвалифицированных специалистов?

– К сожалению, кадровая проблема остаётся. Причин очень много, к тому же они носят как системный, так и индивидуальный характер, и нельзя сказать однозначно обо всех предприятиях в целом. Нужно учитывать привязку к городам. Одна из самых больших молодёжных организаций на Уралвагон-заводе – более 10 тысяч ребят – в ходе недавно проводимой конференции поднимала важный вопрос, и мы, в свою очередь, будем обращаться с ним в соответствующие ведомства. Это вопрос на предмет того, чтобы не закрывать, по крайней мере в Нижнем Тагиле, филиалы высших учебных заведений. Я считаю, это будет дополнительным фактором, влияющим на отток молодых специалистов.

Если говорить о завтрашнем дне, то, естественно, чем выше квалификация специалиста, тем лучше будет продукция. Создавать условия, при которых потенциальные профессионалы, которые требуются на предприятии в своём городе, будут уезжать, – неверный путь.

И напротив, есть города с хорошим учебным потенциалом, например Томск, где из вузов ежегодно выпускаются ценные специалисты, но внутренняя потребность в них избыточна. В таком случае хорошо было бы направлять их работать на предприятия других городов.

Что касается слесарей, сварщиков и других – сейчас мы закупили оборудование, требующее очень высокой квалификации. Соответственно, требуются квалифицированные работники. Эту нишу восполнить тяжело. Хорошо, что сейчас проходят различные конкурсы, пропагандирующие рабочие профессии. На мой взгляд, важно уделять больше внимания такой деятельности, популяризировать их, вовлекать в них молодёжь.

– Уралвагонзавод был построен в труднейших условиях. По сути, это был человеческий подвиг. Что делается сегодня для сохранения исторической памяти?

– Мы бережём свои традиции, храним их в наших музеях, в наших умах. История для нас ключевая и знаковая составляющая с точки зрения воспитания. Фактически мы начинаем воспитывать детей наших заводчан со школьной скамьи, а иногда и с детских садов. Мы проводим конкурс династий. Победителем такого конкурса на Уралвагонзаводе в 2021 году стала династия Кузнецовых, трудовой стаж которой почти 800 лет. Совсем недавно мы с участием Игоря Угольникова показали молодым ребятам фильм «Подольские курсанты». Так ведь и у нас после войны работал один из подольских курсантов – Николай Чуркин. Он пришёл на Уралвагонзавод и прошёл путь от кладовщика до начальника механосборочного производства. Мы пригласили на показ фильма его дочь Ирину Николаевну Чуркину, доктора медицинских наук, профессора кафедры патологической анатомии Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова и Санкт-Петербургского медицинского госуниверситета.

Создаются все условия для комфортной работы и жизни: бассейны, поликлиники и многое другое. У нас прекрасный театр в Нижнем Тагиле, в котором до недавнего времени играла жена Высоцкого – Изольда Константиновна. Это всё собирается в единое целое, двигает мысли, влияет на отношение к работе, а соответственно – повышает качество выпускаемой продукции.

В своё время мы проявили инициативу и создали движение, которое, надеюсь, найдёт отражение в будущем, – «Бессмертный цех». Во время парада 9 Мая в ряде наших городов, прежде всего в Нижнем Тагиле, мы провели это шествие. Приятное удивление вызвало то, что люди даже из других городов приезжали с портретами своих предков, работавших на заводе во время войны.

Чувство патриотизма, особенно на Уралвагонзаводе, сильно развито. Когда человек пересекает проходную, он понимает всю ответственность перед коллегами, перед великой историей завода. Такой человек – качественный, хороший работник.
В прошлом году, как известно, исполнилось 100 лет танкостроению, и мы с большой гордостью отметили этот праздник. А 80 лет назад был построен первый танк на Уралвагонзаводе. В этом году нам исполнилось 85 лет. В честь юбилея Президент России наградил нас почётным знаком «За успехи в труде». Мы чувствуем поддержку нашего руководителя, у нас есть чёткое видение перспектив и понимание важности стоящих перед нами задач в конструктивном взаимодействии с Министерством обороны. Мы намерены и в дальнейшем на высочайшем уровне выполнять гособоронзаказ.

Антон АЛЕКСЕЕВ,
«Красная звезда»